27 февраля 2018

Возвращение на родину

За последние 20 лет многие наши соотечественники сменили страну проживания и успешно осели за рубежом. Безусловно, на это существовали разные причины. Иногда довольно веские. Так, до недавнего времени считалось что жизнь в шумном Нью-Йорке, чопорном Лондоне или романтичном Париже куда более комфортна, чем в Москве.
Впрочем, обвинять в этом наших соотечественников не следует, ведь вкусы и привычки современной российской элиты формировались в очень непростых условиях, и вполне естественно, что, увидев что-то новое, сильно отличающееся от тех российских реалий, они сделали свой выбор. Наиболее заметными различиями, завладевшими вниманием наших соотечественников, явились комфорт и эстетика, которые зарубежная архитектура привносила в их жизнь. Справедливости ради стоит сказать, что Архитектура всегда была неразрывно связана с жизнью общества, его идеалами и устремлениями.

Бурный ХХ век внес свои правки в историю развития мировой архитектуры. Это было время стремительных расцветов и падений: рушились империи, возникали новые центры силы, радикальные идеи сменяли друг друга с невиданной ранее быстротой. Разумеется, архитектура стала отражением все этих процессов, и мало где так ярко, как у нас в стране. В России дореволюционные стили ар-нуво и неоклассицизм в 1920–1930-е годы сменились конструктивизмом и функционализмом, на смену которым в 1940–1950-е годы пришел так называемый «сталинский ампир», вобравший в себя черты целого ряда стилей – от ренессанса до ар-деко – и отличавшийся блестящей формой, но нередко жертвовавший содержанием. Далее, начиная со второй половины 1950-х годов, развитие получил специфический советский модернизм, характерные черты которого были обусловлены политическими и экономическими реалиями СССР. Коммунистическая идеология порой рассматривала человека как винтик большого механизма, а семью – как стандартную ячейку общества с типовым набором физиологических потребностей. На то были объективные причины: страна тогда лежала в послевоенной разрухе и задачей советской архитектуры считалось обеспечить каждой семье соответствующее этой идеологии место жительства.

Такие категории, как стремление человека к красоте и гармонии, всерьез не рассматривались. Вполне естественно, что после падения железного занавеса, когда у наших соотечественников, наконец появилась возможность воочию познакомиться с культурой других стран и ощутить комфорт и роскошь, столь непривычные на родине, началось движение "вовне". И дело не в том, что у нас не было достойных специалистов или талантливых архитекторов, просто другие страны в силу исторических причин пошли по иному пути развития.

Например, в США, прежде всего в Нью-Йорке, Чикаго и Бостоне, начиная с первой половины ХХ века произошел настоящий архитектурный бум. Он был обусловлен целым рядом объективных причин, таких как накопление огромного объема материальных ресурсов, удаленность от Европы, где в первой половине XX века развернулись трагические события, а также возможность привлечь лучших мастеров со всего мира. В США активно использовался весь мировой багаж знаний и опыта, пополненный благодаря новым технологиям и общественным отношениям. В американской архитектуре того времени нашли блестящее воплощение такие стили, как итальянский ренессанс, ар-деко и, конечно, боз-ар. Что же касается жилой недвижимости, ее развитие с учетом требований ХХ века достигло невиданных высот – до сих пор многоквартирные здания, построенные в первой трети века, считаются мировым эталоном, оставаясь самой дорогой и престижной недвижимостью в мире. Больше всего превосходных памятников архитектуры, относящихся к жилой недвижимости, находится на верхнем Манхэттене, особенно в Верхнем Ист-Сайде. При строительстве этих зданий, как и в старые времена, качество внутреннего пространства ценилось выше внешнего облика, поэтому их сдержанные архитектурные формы зачастую скрывают поистине удивительное содержание. На проспектах строились клубные дома, а на улицах, по аристократической традиции Старого Света, возводились особняки ленточной застройки.

Владение такой недвижимостью и по прошествии века говорит даже не столько о благосостоянии собственника, сколько о его социальном статусе, образовании, уровне личностного развития. Адрес дома зачастую ярче любых других атрибутов характеризует человека в глазах узкого круга «посвященных». Лучшие современные дома, выстроенные со знанием дела, не только высоко ценятся на рынке недвижимости, но и получают лестные отзывы в обществе. Так, дом на западной стороне Центрального парка – 15 Central Park West, – спроектированный живым классиком архитектуры Робертом Стерном и построенный братьями Зекендорфами, наследниками великой династии, стал первым жилым зданием, проданным более чем за миллиард долларов, и вызвал широкий резонанс среди культурной элиты Нью-Йорка.

Москва до последнего времени стояла в стороне от этих тенденций, а московская недвижимость, выдаваемая за элитную, – все эти «клубные дома» и рублевские «Тадж-Махалы» – являла собой яркий образчик дилетантизма, вызывая у настоящих специалистов в лучшем случае ироничную улыбку. Многие из этих строений не выдерживают никакой конкуренции даже со средними «сталинками» – ни по качеству исполнения, ни по готовности к испытанию временем.

Учитывая столь плачевную ситуацию с современной московской архитектурой, появление на Остоженке резиденций Noble Row стало настоящим событием, значение которого трудно переоценить.

Комплекс из шести примыкающих друг к другу особняков (отсюда и название Noble Row – «Благородный ряд») спроектирован в полном соответствии со старым принципом «изнутри наружу», о котором уже едва ли помнит большинство отечественных архитекторов. Те счастливцы, которым удалось посетить Noble Row, едины во мнении, что человека, находящегося внутри, не покидает ощущение подлинности, элегантности и благородства, которые неподвластны времени.

Самое удивительное в этом проекте, переворачивающее наше представление об идеальном доме, - то, что каждый из особняков полностью обставлен по индивидуальному проекту в сотрудничестве с компанией RLH, чей стиль как нельзя лучше перекликается со стилем создателя этого архитектурного шедевра (классика вне времени….) И готов в любой момент принять своих жильцов. Расположение помещений внутри дома следует строго определенной логике, как в лучших английских домах, а с этажа на этаж можно попасть как по элегантной лестнице с коваными перилами, так и на лифте.

Создать столь уникальный проект оказалось под силу только братьям Аркадию и Константину Акимовым (компания A Project Development, APD), которые, благодаря успешно реализованным проектам международного уровня, в течение нескольких лет завоевали репутацию не только надежных партнеров, но и визионеров, определяющих направление развития рынка на годы вперёд, с уникальным подходом к бизнесу.

Многие знатоки и специалисты отметили важность появления подобных строений в Москве и их безусловное влияние на архитектурный облик города. Но и это не главное. Главное, что теперь и в Москве есть дом, куда можно вернуться из "Туманного Альбиона" или "Большого Яблока" и не почувствовать разницы, соединив комфорт лучших мировых домов со снежной круговертью Москвы.

Константин Акимов, управляющий партнер компании APDevelopment, благодаря международному опыту и уникальному подходу к процессу проектирования, за несколько лет стал общепризнанным экспертом в области высококачественного строительства. Стоит отметить также, что он был включен в «первую сотню» резерва управленческих кадров «топ 100», находящихся под патронажем Президента Российской Федерации. Являясь убежденным патриотом, Константин уверен, что Москва – Великая столица, которой нужны не «унылые коробки», а архитектура, качество которой отвечает Великому народу и Великой Эпохе, в которую мы живем.