25 сентября 2018

50 лет математическим классам: уроки и вызовы

Интервью с директором 57-й школы Михаилом Случом.
В сентябре свое пятидесятилетие отметил первый математический класс, созданный на базе 57-й школы впервые в 1968 году. За полувековую историю легендарных матклассов его выпускниками стали известные ученые, экономисты и бизнесмены. Курс на инновации, цифровизацию экономики и развитие технологий открывает перед выпускниками математических классов новые возможности реализации своих талантов и способностей. Как воспользоваться богатым наследием и выйти на новый уровень развития с учетом новых задач, рассказал директор 57-й школы Михаил Случ.

— Как вы считаете, насколько сегодня одаренность школьников и их успехи, в частности в области естественных наук, востребованы в обществе и являются основанием для запуска механизмов «социального лифта»? Насколько проекты типа «Сириус» решают эту задачу?

 — Я уверен, что в общественном сознании математические и естественные науки переживают настоящий ренессанс. Конкурс в математические школы и классы в Москве сейчас огромный, а их количество значительно выросло за последние годы. Во многих городах существуют школы, классы, кружки, регулярно демонстрирующие высокие олимпиадные достижения, а значит, и создающие для учеников возможности поступления в лучшие вузы страны.

«Сириус» демонстрирует, что внимание к математическим и, шире, естественно-научным результатам находится в фокусе руководства страны. Проект запущен как раз для того, чтобы создавать социальные лифты, чтобы дать талантливым школьникам, прежде всего из регионов, доступ к лучшим педагогам, к лучшим практикам олимпиадной подготовки, чтобы дать ребятам возможности сориентироваться не только в школьном предмете, но и в его будущих приложениях, познакомить их с исследовательской деятельностью, с работой научных команд, с технологическим творчеством.

При этом «Сириус» реализует короткие интенсивные программы, естественным образом дополняя работу, которая ежедневно ведется в кружке или математическом классе. В этом смысле он хорошо дополняет практику СУНЦев, которые привлекают в старшие классы детей из регионов.

— Какова роль наследия российской математической школы в достижениях таких корпораций, как «Яндекс», Google, и других мировых лидеров в области технологий? Расскажите, пожалуйста, про ваших легендарных выпускников.

 — Многих выпускников 57-й школы можно назвать «легендарными»: десятки стали выдающимися учеными, добились успехов в бизнесе или искусстве. Я могу назвать только некоторых из них, работающих в упомянутых вами компаниях. Генеральный директор «Яндекса» Елена Бунина, выпуск 1993 года, профессор мехмата МГУ. Главным экономистом Microsoft стал в этом году еще один наш выпускник — Михаил Шварц. До этого он был главным экономистом Google Cloud, его статьи про устройство аукционов контекстной рекламы, являющихся главным источником прибыли и Google, и «Яндекса», написаны в соавторстве с еще одним нашим выпускником Михаилом Островским. Дмитрий Тейблюм был одним из первых разработчиков «Яндекса», Инна Кузнецова — вице-президентом IBM, и немало людей сегодня строят корпоративную карьеру, опираясь на ее книги. Андрей Гольдберг возглавляет научные проекты Amazon. Вадим Мошкович занимается агробизнесом, в этом году открыл одну из самых заметных школ в России.

Невозможно даже пытаться рассказать обо всех выпускниках, играющих серьезные роли в технологических компаниях, их просто очень много.

Но, конечно, российская математическая школа не сводится только к выпускникам 57-й. Действительно уже более пятидесяти лет — сначала в СССР, а теперь в России — работает сеть известных матшкол (только в Москве на слуху добрый десяток, а есть еще знаменитые 239-й, 30-й и лицей ФТШ в Санкт-Петербурге, 31-й лицей в Челябинске, СУНЦ НГУ и УрФУ и многие другие), обучающих тысячи сильных школьников, поступающих затем в ведущие вузы и создающих российскую математическую школу.

— Можно ли сегодня заложить основы конкурентоспособности будущих российских технологических стартапов на уровне школьной программы? Как воспитать новых героев науки и бизнеса?

 — Задача хорошей школы — воспитывать не только героев. Каждому, кто приходит учиться в школу, школа должна помогать. Помогать раскрыться талантам, развиться способностям. Школа должна рассказать о том, как разнообразен мир, помочь найти дело по душе.

При этом школьная программа, как и все образование, — довольно консервативная вещь. Не может программа обучения меняться с каждым дуновением моды. Мы, как и прежде, в математических классах хорошо учим математике, одновременно решая несколько задач: непосредственное обучение предмету, формирование учебных навыков, самоорганизация высокого уровня. С другой стороны, наличие огромного околошкольного сообщества позволяет знакомить детей с широким кругом самых современных профессий, технологий, наук. Эти два фактора — образованность и широкий круг интересов и, разумеется, вытекающая из этого определенная интеллектуальная смелость, раз уж речь идет о стартапах, — и создают основу конкурентоспособности наших учеников.

— Какие уникальные принципы, традиции и технологии обучения в легендарных матклассах необходимо сохранить и взять в будущее? Поделитесь, пожалуйста, секретами обучения в матклассах.

 — В наших математических классах обучение ведется как классическим способом (учитель в классе ведет урок), так и по системе Константинова, по листочкам. У нас работают замечательные учителя, и это нехитрый рецепт успеха для классического обучения — нужны «всего лишь» отличные учителя и заинтересованные дети. Система листочков предполагает, что каждый ребенок сам шаг за шагом проходит науку (так называемый матанализ), решая задачи, доказывая теоремы. Каждую задачу каждый ребенок решает, записывает, а потом показывает и рассказывает взрослому. Традиционно эти взрослые именуются студентами, хотя среди наших «студентов» кроме собственно студентов есть и аспиранты, и доценты, и профессора. Здесь важно все: и сами листочки, и контакт «студента» со школьником, и распределение времени между листочками. Традиционно у нас уделяется большое внимание умению записать решение, а это значит — выстроить свое рассуждение грамотно, четко, подробно. Недавно наш выпускник Александр Львовский, физик, профессор Оксфорда, выпустил учебник ядерной физики, основанный на принципе листочков, но он, конечно, не для школьников.

Важно сохранить традицию, при которой выпускники предыдущих лет — студенты, аспиранты, доценты, профессора — возвращаются работать в школу, помогая учителям. Где вы еще увидите профессиональных математиков, а то и по-настоящему выдающихся ученых, ведущих уроки в школе? А у нас уроки помогают вести профессора МГУ и ВШЭ — для тех школьников, которые видят свое будущее в науке, такое общение — незаменимый опыт. Здесь работает проверенная веками технология — передача знаний из рук в руки. Создать такую систему на пустом месте сложно и дорого, а традиция, когда в школу приходят бывшие ее ученики, сами учившиеся у выпускников, может существовать (и существует!) годы.

Может ли эта технология работать в других предметах? Хороший вопрос. У наших коллег есть опыт обучения по системе листочков программированию, это очень близкая область к математике. С другими предметами сложнее.

В то же время матклассам советского времени была свойственна своеобразная замкнутость на математике как таковой, если так можно выразиться. В современной школе серьезная математика нужна не только тем, кто собирается стать профессиональным математиком. Например, 57-ю школу закончили несколько известных экономистов: ректор РЭШ Рубен Ениколопов, профессор Boston College Надежда Маленко, уже упоминавшийся профессор Стэнфорда Островский, профессор Чикагского университета Константин Сонин. Тем, кто будет заниматься общественными науками, помимо сильной математической подготовки нужна серьезная база по социологии, антропологии, истории — тому, что у нас традиционно преподается в «гуманитарных» классах. Среди наших выпускников немало замечательных биологов, а сегодняшняя биология нуждается в науках о данных в не меньшей степени, чем в микроскопах. Сделать так, чтобы теорию вероятности и математическую статистику учили и будущие биомедики, и будущие социологи, и будущие математики, — вызов нового времени.

— Какие программы и инициативы способствуют повышению качества образования не только в специализированных, но и в обычных школах? Насколько эффективны школьные олимпиады с точки зрения повышения доступности высшего образования?

 — В масштабах страны позитивную роль сыграло введение единого экзамена. Это впервые позволило получить четкое, основанное на систематическом анализе данных представление о том, какой процент школьников усваивают какой объем программы. Однако у ЕГЭ есть существенный структурный недостаток: он заведомо ориентирован (и должен быть ориентирован!) на «среднестатистического» ученика. Наиболее одаренные ребята, школьники с ярко выраженными, но специфическими талантами оказываются жертвами массовости и универсальности ЕГЭ. И инструмент профильного ЕГЭ по математике решает эту проблему лишь отчасти.

Система олимпиад, дающих возможность поступать в вузы, — механизм, который компенсирует этот недостаток. Кроме того, как и предыдущие пятьдесят лет, олимпиады помогают школьникам, семьи которых далеки от науки, найти неожиданные, яркие стороны рутинного школьного предмета. Сейчас школы фактически содействуют участию школьников в олимпиадах, и это действительно открывает детям новые возможности. И запускаются механизмы социальных лифтов.

Что касается математических олимпиад как «спорта высоких достижений» — я отношусь к этому спокойно.

Да, очень важно, чтобы ученики школы демонстрировали высокие олимпиадные результаты. Это является важным маркером, это притягивает в школу новых сильных абитуриентов и заинтересовывает в сотрудничестве сильных педагогов.

При этом нужно отдавать себе отчет, что в успехах талантливого (тем более гениального) ученика школа «виновата» лишь отчасти. На высоком уровне очень серьезным фактором являются разного рода сборы и олимпиадные школы. Очень важны трудолюбие и тот же талант. Нашу школу закончили десятки победителей всесоюзных, всероссийских и международных олимпиад, но мы никогда не готовили ребят к олимпиадам специально.

— Какие инструменты и ресурсы необходимы сегодня школе для развития потенциала будущих выдающихся ученых, экономистов и бизнесменов? Какие инициативы и коллаборации с высшей школой и бизнесом наиболее перспективны?

Как я уже говорил, тесное сотрудничество с выпускниками — одна из основ нашей технологии обучения математики. Кроме того, в современном мире, когда профессии рождаются и умирают со скоростью, превышающей время создания нового направления в педагогических и даже исследовательских университетах, многие вещи ученики могут узнать только от реально работающих людей, для которых школа и преподавание не профессия, а единичный опыт. Кругозор, формирование представления о современном мире — такая же часть образования, как и методичное, последовательное освоение предмета, просто другой навык. Выпускники, родители учеников, просто приглашенные в школу люди могут дать школьникам очень много, могут подтолкнуть к развитию, могут зажечь интерес к областям, которые, возможно, попадут в школьную программу через годы.