17 октября 2018

Увеличение финансирования артритов на 9% обеспечит доступ к ГИБП на 438%

В начале октября в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная Всемирному дню борьбы с артритом. Это заболевание на третьем месте по количеству инвалидизированных трудоспособных граждан России. Директор центра социальной экономики Руслан Древаль рассказал о большом исследовании ситуации с лечением артрита в стране.

— Расскажите, почему было сделано это исследование?

— Ревматические заболевания находятся на третьем месте по количеству инвалидизированных пациентов трудоспособного возраста. Это огромная социальная проблема для пациентов и большие потери для государства. К сожалению, мы не можем точно сказать, сколько у нас в стране пациентов с артритом, как они лечатся и какую терапию получают. Поэтому, чтобы системно подойти к проблеме улучшения качества оказания помощи таким больным, мы и провели это исследование. Оно достаточно масштабное и включает в себя несколько циклов других исследований: это и ретроспективный анализ госзакупок, и математическое моделирование, и анализ нормативной базы и состояния организации медицинской помощи. Кроме этого, мы добавили к этим материалам экспертные оценки — было проведено более 30 интервью с ведущими ревматологами, дерматологами и специалистами в области организации здравоохранения. На наш взгляд, это позволило нам оценить ситуацию более полно, максимально приблизиться к правде.

— Артрит — это собирательное название целого ряда заболеваний. Ситуацию с какими именно нозологиями вы изучали в исследовании?

—Мы остановились на трех ревматических заболеваниях: ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилит и псориатический артрит. Эти нозологии в значительной степени приводят к инвалидизации молодого работоспособного населения, что является бременем как для государства, так и для самих пациентов. По официальным данным, больных с такими диагнозами в России около 377 тыс. человек. Но, изучив экспертные мнения, мы пришли к выводу, что только пациентов с ревматоидным артритом в России может быть до 800 тыс. человек. Мы полагаем, что необходимо срочно создать федеральный регистр таких больных, чтобы понимать реальное положение дел. Кроме того, с его помощью можно было бы отслеживать терапии пациентов и течение их заболеваний.

— Что даст такое отслеживание терапии?

— Когда мы говорим о терапии, мы надеемся на эффективную, современную и адекватную состоянию больного терапию, которая позволит избежать инвалидизации пациента. Регистр позволит отслеживать тенденции различных видов терапий и лучше понимать фармакоэкономику этого заболевания. Кроме этого, наше исследование показало, что существует определенный разрыв между той популяцией пациентов, которые нуждаются в современных лекарственных препаратах, и той, которая ее в итоге получает. Например, генно-инженерные препараты получают около 21 тыс. человек, причем это оптимистичная оценка, а нуждаются в них, согласно экспертной оценке не менее 56 тыс. человек. Согласно мировым подходам к применению ГИБП таких пациентов может быть около 100 тыс. человек.

— Как вообще обстоят дела с финансированием лечения этого заболевания и на сколько нужно его увеличить, чтобы обеспечить терапией всех?

— Обеспечение пациентов носит многоканальный характер. Они получают препараты по федеральной льготе, региональной льготе, в рамках высокотехнологичной медицинской помощи, системы обязательного медицинского страхования — очень много каналов, что затрудняет управление этим процессом. Тем не менее мы подсчитали общие затраты государства на эти заболевания в год — получилось 163 млрд руб. В этой сумме как закупка лекарств и госпитализация, которые являются прямыми затратами, так и выплата пособий по инвалидности, затраты на периодические госпитализации и оплату листов нетрудоспособности и т.д. — непрямые затраты. По нашим подсчетам, если мы увеличим финансирование ревматологической службы на 9%, до 177 млрд руб., то постепенно деньги освободятся для увеличения охвата терапией на 438%! То есть 14 млрд руб. позволят постепенно снизить затраты на те же пособия по инвалидности и в перспективе дадут высвобождение денег для терапии уже для 113 тыс. пациентов, а не 21 тыс., как сейчас.

Отдельно хотел бы заметить, что по существующим правилам пациент получает высокотехнологичные препараты только в том случае, если он уже инвалид. Если он перестает им быть, ты перестает получать терапию, которая эффективно обеспечивает качественный уровень жизни. Следовательно, лишаешься возможности поддерживать свое здоровье. Замкнутый круг, который надо разорвать.

— Какие еще есть проблемы с организацией медицинской помощи для таких пациентов?

— Доступность ревматологической службы. Существует большая проблема с количеством профессионалов — обеспеченность врачами составляет примерно 50–55% от необходимого количества. Грубо говоря, каждый второй пациент не может попасть к квалифицированному врачу. Кроме того, отсутствует маршрутизация пациентов — такая система, которая бы позволяла пациентам с артритом максимально быстро попадать в необходимое медицинское учреждение и получать подходящую терапию. Еще один элемент — недостаточный уровень реабилитации. В целом все эти проблемы решаемы. Мы бы хотели предложить Минздраву и правительству подойти к проблеме системно, возможно, даже создать специальный федеральный проект, который бы уделял артриту достаточное внимание, поскольку это заболевание инвалидизирует молодых работоспособных людей.