13 июня 2018

Интервью с Управляющим партнером Адвокатского бюро «ЗКС» Денисом Саушкиным

Не секрет, что адвокатам по уголовным делам приходится действовать в условиях, когда количество оправдательных приговоров стремится к нулю. Как добиться высоких результатов и какие гарантии может дать адвокат своему доверителю? О секретах профессионального успеха и принципах построения адвокатского бюро рассказывает управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин.
— Согласно ведущему юридическому рейтингу Право-300 Адвокатское бюро «ЗКС» входит в число лучших юридических фирм страны. При этом в бюро работают всего семь адвокатов. Сложно ли держать планку и конкурировать с такими акулами рынка, как например «Падва и партнеры»?

— Спасибо, что вы поставили нас на одну ступень с очевидными лидерами рынка. Но никакой сложности я не вижу, поскольку мне очень повезло с партнерами. Наши старшие партнеры – адвокаты Алексей Касаткин и Андрей Гривцов, и остальные партнеры бюро – это прекрасные профессионалы. Еще задолго до присоединения к бюро они прошли серьезную юридическую школу. Это люди с правильными жизненными ценностями. Мне очень комфортно работать с ними в команде.
Что касается конкуренции: я, как управляющий партнер, конечно, слежу за успехами всех наших коллег, и безусловно, ориентируюсь на лидеров рынка – беру при общении все лучшее. Если это и можно назвать конкуренцией, то она основана не на зависти, а на желании стать мудрее, сильнее и успешнее. Но я достигаю этого не в ущерб другим коллегам, а за счет позитивного движения вперед. А с «адвокатами-конкурентами» мы тепло и тесно общаемся и взаимодействуем по общим уголовным делам. Часто это бывают дела экономической и должностной направленности, потому что они являются приоритетными для нашего бюро.

— Все адвокаты бюро имеют за плечами опыт работы в правоохранительных органах и знают о системе не понаслышке. В чем преимущества таких защитников?

— Они лежат на поверхности: получить опыт и знания, работая в уголовной системе, можно гораздо быстрее - государство всегда обеспечивает следователей, прокуроров и судей работой, пожаловаться на ее недостаток они не могут.

Но я ни в коем случае не хочу сказать, что адвокаты, не имеющие опыта работы на государство, например, менее компетентны. Или что мы принципиально принимаем в бюро только выходцев из правоохранительной системы. Это не так.

Просто сейчас, к моему глубокому сожалению как гражданина, но к большой радости как управляющего партнера адвокатского бюро, правоохранительная система исторгает из себя порядочных людей, которые имеют свое мнение и могут его отстаивать. А мы таких людей с удовольствием к себе принимаем.

— АБ «ЗКС» специализируется на юридической помощи в рамках уголовных дел. Ни для кого не секрет, что количество оправдательных приговоров в стране стремится к нулю. Поэтому, когда вы и ваши адвокаты приступают к защите, в чем вы видите главную цель? Какой результат сейчас считается удовлетворительным?

— Работа уголовного адвоката сходна с работой врача, это известная аксиома. Врач тоже далеко не всегда может излечить человека полностью, хоть и должен к этому стремиться. И если в нашем случае «болезнь» в принципе неизлечима, задача адвоката заключается как раз в том, чтобы минимизировать ее последствия.
Поэтому задачи, которые мы ставим перед собой, зависят от конкретной ситуации, от позиции доверителя, от обстоятельств расследования, от допущенных или не допущенных нашими процессуальными оппонентами ошибок...

Иногда мы вместе с доверителем решаем «бороться до последнего патрона». Но такая борьба, к сожалению, часто бывает безрезультатной. Поэтому в каких-то делах мы, наоборот, ищем компромиссные варианты – например, добиться прекращения дела пусть и по нереабилитирующим основаниям.

— Ваши адвокаты часто участвуют в громких делах. Расскажите, насколько отличается построение защиты по таким публичным делам, когда и к клиенту, и к самому защитнику приковано все внимание СМИ и общества? Должен ли адвокат быть актером или борцом?

— Безусловно, тут есть определенные сложности. Повышенное внимание общества, активное освещение обстоятельств дела, в том числе юридической позиции адвоката – все это вынуждает еще более внимательно выверять каждые шаг и слово. Потому что при современных технологиях уже через несколько часов любое слово может появиться на страницах СМИ и сказаться на доверителе.
Что касается вопроса об актере или борце, то адвокат не может быть только одним из них. Секрет успеха, если так можно сказать, в сочетании разных функций и применении самых разных приемов. Адвокат должен быть и актером, и борцом, и мыслителем, и оратором, и аналитиком, и писателем, а иногда, если это будет нужно его доверителю, и глухонемым.

— Вообще СМИ – репортажи из залов судов и интервью – это на ваш взгляд, чаще помогает делу и адвокатам или скорее мешает?

— Универсального ответа на этот вопрос нет. Все зависит от конкретного дела. Давая интервью, освещая обстоятельства дела в СМИ, адвокат должен думать не о повышении своей собственной узнаваемости, а об интересах доверителя. Если доверителю нужно громогласное освещение процесса, адвокату необходимо этим заниматься. Но иногда ситуация требует молчания и забвения, и в таком случае адвокат должен быть нем, как рыба, и сосредотачивать свои усилия исключительно на юридической работе.

— Говоря о команде АБ «ЗКС», можно ли выделить принципы - девизы, которые подошли бы всем адвокатам, такую корпоративную философию? Посещает ли бюро курсы повышения квалификации для адвокатов или тренинги?

— Не знаю, насколько это можно назвать девизом, но в нашей деятельности мы с партнерами стремимся к таким естественным качествам, как профессионализм, порядочность, ответственность, сочувствие каждому нашему доверителю, высокий уровень клиентского сервиса. Насколько мы в этом преуспели, конечно, судить доверителям.
Мы действительно регулярно проводим различные внутренние обучающие мероприятия. Учиться мы любим. Особенно любим учиться у наших умудренных сединами мэтров адвокатуры, и они, кстати, охотно делятся с нами опытом.

— Известно, что адвокатские гонорары в принципе очень высоки. Чем это обосновывается? Ведь нередко клиенты, заключая соглашения с адвокатами, требуют от защитников гарантии положительного исхода дела.

— Адвокат по уголовным делам, идет ли речь об экономических или иных преступлениях, тяжелая профессия. Она связана с бесчисленными рисками, противостоянием с государственной машиной, колоссальными стрессами, 24-часовой вовлеченностью в дело.
Никаких гарантий, особенно обещаний определенного результата, ни один порядочный адвокат не дает и давать не может. Потому что не в его компетенции находится принятие процессуального решения по уголовному делу.

Но зато можно говорить о гарантиях ответственной и честной работы, направленной на результат, или о гарантиях адвокатской тайны и полной конфиденциальности. Вот такие гарантии мы даем. Но конкретный результат обещать не можем, и это сразу объясняем потенциальному доверителю.

— Сейчас в обществе сложился стереотип, что адвокат – это такой человек- «решальщик» с чемоданом. С чем это связано и как бороться с этим стереотипом?

— Это связано, к сожалению, с существующим в нашей системе уголовного преследования обвинительным или, как говорит мой партнер Андрей Гривцов, согласительным с обвинением уклоном.
Люди изначально настраивают себя на то, что система не играет по честным правилам, и пытаются искать пути решения проблем с черными схемами. Конечно же, находятся и так называемые «решальщики», которые предлагают этим людям свои услуги. Бороться с этой практикой можно лишь повышением уровня оказываемых юридических услуг, ответственностью и порядочностью юристов, работающих на рынке, и пропагандой честных методов защиты. Именно этим мы и занимаемся. Мы принципиально объявляем каждому доверителю, что не участвуем в так называемом «решении вопросов». И когда число адвокатов, играющих по правилам, вырастет, это позволит рынку уголовно-правовой помощи совершить качественный рывок, а честным профессионалам зарабатывать больше. Я оптимист и уверен, что такое время рано или поздно настанет.

— Расскажите, год назад бюро покинули два партнера - Александр Забейда и Дарья Константинова. С чем это было связано? Сказались ли эти изменения на работе бюро? Как к этой новости отнеслись клиенты «ЗКС»?

— Это было связано с разными взглядами на развитие бюро. Но мы по-прежнему остаемся с Александром и Дарьей хорошими друзьями, поддерживаем теплые отношения и радуемся их успехам.
Безусловно, их уход отразился на работе бюро, поскольку любая юридическая фирма обладает теми качествами, которыми обладают ее лидеры. С Александром и Дарьей мы были немного другими. Я не имею в виду хуже или лучше, а просто чуть другими. Но потеря сильных партнеров позволила бюро измениться, приобрести или нарастить лидерские качества другим партнерам. И как результат, на мой взгляд, мы сплотились и стали сильнее именно как бюро. Уверен, что Александр с Дарьей могут сказать о своей юридической фирме то же самое, и еще раз хочу отметить, что радуюсь каждой их новой победе.

Что касается доверителей, то ключевым вопросом для нас было именно то, чтобы они не ощутили на себе данный «развод» и их интересы не пострадали. Мне кажется, это получилось. Во всяком случае, ни одного негативного отклика по поводу происшедшего от наших доверителей я не слышал.

— Время от времени в интернете появляется негативная информация об адвокатах, в том числе и о бюро «ЗКС» – как вы можете это объяснить? Происки врагов или попытки скомпрометировать вас со стороны следственных органов?

— Работа уголовного адвоката часто связана с участием в острых конфликтах и противостояниях как с государством, так и с процессуальными оппонентами. Поэтому публичный негатив в какой-то момент становится привычен, и ты перестаешь обращать на него внимание. Мы давно в профессии, и потому неоднократно сталкивались с подобными некрасивыми проявлениями внепроцессуальной борьбы со стороны противников наших доверителей. Но думаю, что на репутации бюро это не отразилось.
Юридический мир невелик, и все, в том числе потенциальные доверители, не понаслышке знают, что с профессиональной и человеческой стороны представляет собой конкретный юрист или юридическая фирма. Надеюсь, что наше бюро воспринимается именно с точки зрения соответствия тем высоким стандартам, о которых я говорил выше, и никакие неправдивые публикации на эту оценку не повлияют.

— И такой вопрос – какой у вас план развития бюро на будущее?

— Мы с партнерами планируем и дальше развивать наше бюро как «бутиковую» юридическую фирму со специализацией на уголовных делах в сфере экономических и должностных преступлений. А жизнь, в лице наших доверителей, ставит перед нами все более сложные задачи, потому мы никогда не прекращаем развиваться.
Уверен, что с такими по-хорошему амбициозными партнерами, которые меня окружают, это развитие не должно остановиться никогда.